leicacit (leicacit) wrote,

Сочи-Батуми

VIA revazrezo

открыть материал ...
Считается, что после войны транспортное сообщение между Россией и Грузией разорвано — грузины теперь не могут въехать к нам даже через Азербайджан. Но остались экзотические маршруты: например, морем — в Батуми.



Никакой уверенности в том, что комета, выполняющая рейсы по маршруту Сочи-Батуми действительно существует, у меня не было до того самого момента, пока я не оказался у билетных касс в Сочинском морском порту. Информация, которую мне удалось почерпнуть в интернете была противоречива: с одной стороны, на сайте сочинского морского порта в расписании значился такой рейс, выполняемый пассажирским судном "Михаил Светлов" два раза в неделю, по средам и субботам. Рейс этот якобы заработал вновь после почти годичного перерыва в июне этого года. С другой стороны эту информацию перевешивало с десяток других сообщений, в которых говорилось, что рейс был отложен из-за шторма, по соображениям безопасности, или еще по каким причинам. Одним словом, проверить всю эту противоречивую информацию можно было только на месте, то есть в сочинском морпорту.
У касс сочинского морпорта я был ранним субботним утром. Сами кассы еще были закрыты, но судя по объявлениям, вывешенным в окнах, рейс такой был. "Хотите уехать в Грузию? Комета отходит от пристани сочинского морпорта по средам и субботам в 10.00. Время в пути 5-6 часов", - гласила принтерная распечатка формата А4 в окне одной из касс. В окне другой кассы объявление куда больше походившее на вывеску информировало, что рейс по маршруту Сочи-Батуми-Сочи выполняется по понедельникам и четвергам. Одним словом, надежда теплилась.
Вскоре к кассам начали стягиваться люди и выяснилось, что да, рейс сегодня должен быть, правда билеты на него надо было бронировать по телефону заранее, тем же у кого такой брони нет, придется ждать до последнего, рассчитывая на оставшиеся свободные места.
- А будут они? - спросил я у двух девушек: одной, - явно грузинки, а второй, столь же явно (судя по выговору) - украинки.
- Да будут наверняка! - ответила мне грузинка.
Мы с ней разговорились. Оказалось, что она учится в Питере, в Батуми едет к бабушке, а в Сочи отдыхала с друзьями.
- Что не в Батуми с друзьями? – спросил я.
- В Батуми бабушка, а с ней строгий контроль, а так конечно, в Батуми не хуже: бульвар отремонтирован, фонтаны кругом, бесплатный WiFi вдоль всей набережной, красота! Соскучилась, если честно.
Вскоре появилась и кассирша.
- Так! Вы главное не беспокойтесь. Вы, главное, успокойтесь. Уехать в Батуми смогут все, но сначала в очередь становитесь те, кто с бронью. Заходить по-одному, - сказала она.
Без брони оказался я один. Не то, чтобы перспектива провести в Сочи день-другой до следующего рейса меня не радовала, но с другой стороны, я бы явно предпочел уже сегодня вечером оказаться в Батуми, где меня дожидались одноклассники, с которыми 20 лет назад мы окончили 9 школу г. Кутаиси.
- Не переживай ты! - подбодрил меня грузин, выглядевший лет на 50, худой, с палочкой, но с какими-то очень молодыми, почти по-юношески улыбающимися глазами, выглядывавшими из-под недельной щетины. - Я часто езжу туда-сюда, у меня тут сестра, у нее кафе... В "комету", если ее битком набить, человек 100-120 влезет, но больше 80-ти никогда не бывает. Просто подожди чуть-чуть.
Где-то в половине девятого у касс появились два милиционера и давай у всех проверять паспорта. Оказалось, что очередь состоит из грузинских, российских, армянских, азербайджанских и даже турецких граждан. Как не странно, с документами у всех все было в порядке и наша доблестная милиция довольно быстро покинула нас.
- Отсюда что, можно уплыть в Батуми? - громко спросил у очереди подошедший к кассам упитанный молодой человек в розовой рубашке, с сумкой от louis vuitton.
- Да, только если вы без брони то вам туда, - указав на меня, ответил ему турецкий гражданин на чистом русском.
- А визу грузинскую где получать? - по-прежнему громко, у всей очереди спросил он.
- Да там же, на месте и получают, - ответил ему грузин с палочкой и молодыми глазами. - 35 долларов и никаких проблем.
- Вы тоже не знали про бронь? - спросил я у молодого человека в розовой рубашке, когда он занял очередь за мной.
- Да я вообще еще час назад ни в какой Батуми не собирался. Приехал с невестой в Сочи отдыхать. Сегодня ночью разругался вдрызг. Собрал вещи и ушел. Гулял всю ночь. А тут смотрю, в Грузию можно уехать. По телевизору Грузией пугают, вот я и решил, что надо съездить, посмотреть.
- Только ты эту историю, когда тебя в Батуми про цель приезда спросят, не рассказывай, скажи что к бабушке едешь, например в Багдади, - посоветовал ему грузин с палочкой и молодыми глазами.
- А Багдад - это Грузия?
- Не Багдад, а Багдади, там Маяковский родился, слышал?
- Да, мы туда после окончания каждого класса выезжали, во дворе дома-музея Маяковского стол накрывали, - с изрядной долей ностальгии вздохнул я.
- А Маяковский что был грузин? - удивился парень в розовой рубашке.
- Слушай, грузин, не грузин, какая разница, он в Грузии родился, в Кутаиси школу закончил, - с неожиданно прорезавшимся грузинским акцентом парировал грузин с палочкой и молодыми глазами.
- Да, он 1-ую Кутаисскую, а я - 9-ую, - добавил я.
- Тоже знаменитая школа! Резо Габриадзе ее заканчивал, а Эльдар Шенгелая про нее фильм снял, "Необыкновенная выставка" называется, не смотрел?
- Нет, - окончательно смутившись, потупив глаза, ответил парень в розовой рубашке.
- Э-э, надо посмотреть. В Кутаиси этому фильму даже памятник поставили.
- Какой памятник? - поинтересовался я.
- На Белом мосту, мальчику, который со шляпами в Риони прыгает. "Абредузо-медузо!", помнишь?
Было около половины десятого, когда все, кто были с бронью, выкупили билеты. Я уже предвкушал, что с минуты на минуту тоже окажусь обладателем заветного билета, но вышедшая кассирша объявила, что отплытие кометы откладывается до 13.00, а билеты тем кто без брони буду продаваться после 11.00. Солнце уже изрядно припекало.
- Девушка, дорогая, - включил я в себе грузина, - нас тут без брони всего два человека, неужели так принципиально в половине десятого или в половине двенадцатого вы продадите нам билеты. Продайте сейчас, и мы сможем пройтись, попить кофе, что вам стоит...
- Вы только успокойтесь, вы только не беспокойтесь, - твердила кассирша, - еще чуть-чуть подождите, сейчас я отойду, вернусь и продам.
Она ушла, закрыв за собой дверь кассы, а мы остались стоять на жаре, пытаясь укрыться в тонкой полоске тени, отбрасываемой одноэтажным зданием билетных касс. Вернулась она примерно через полчаса в явно приподнятом настроении.
- Еще пять минут и позову, - сказала она нам с парнем в розовой рубашке.
Билет стоил 3500 рублей, итого вместе с билетом на поезд из Москвы до Сочи получилось 5400 рублей, что значительно дешевле, чем лететь в Тбилиси на самолете через Минск, Киев, Ереван, а то и Стамбул. Конечно, самолетом, оно вышло бы быстрее, но лично я предпочитаю поезда. Если же я из Москвы в Сочи летел бы на самолете, а уже потом плыл бы до Батуми на комете, то и по времени получилось бы примерно столько же, что и двумя авиарейсами с пересадкой в одном из вышеупомянутых городов.
- Только вы далеко гулять не ходите, пока еще точно не известно, в котором часу начнется посадка, так что лучше, если и будете пить кофе, то где-нибудь тут же в порту, недалеко, - предупредила меня кассирша, вручая билет.
Выйдя за дверь здания касс с заветным билетом, я первым делом отправил смс своему однокласснику и, пожалуй, самому близкому своему другу, живущему в Грузии: "Билет взял, вечером буду в Батуми". "Ок, понял тебя, встречу", - ответил он мне. Чувства, ютившиеся в этих двух коротких фразах переписки, словами не передать...
Я обогнул величественное здание сочинского морпорта, сделал несколько фотографий, обратил внимание на кабинку, призывавшую отправится на экскурсию по Абхазии, посетить Новоафонскую пещеру и т.д. Последний раз я был в Сухуми, когда мне было лет 10. Мы с мамой ездили на свадьбу одного сыновей нашего родственника. Теперь этот родственник живет в Израиле, его сыновья - В Америке. А в Абхазию мне знакомые настоятельно не рекомендовали ездить. "Но я же российский гражданин", - возмущался я. "Ну и что, фамилия то у тебя грузинская, да в графе "Место рождения" в паспорте у тебя значится город Кутаиси", - говорили мне они. "И что же, меня убьют?", - пытался внести ясность я. "Ну, не убьют, но могут посадить до выяснения обстоятельств. А вдруг ты грузинский шпион, например, хоть и с российским паспортом". "Все эти ваши шпионы - продукт параноидального сознания! Телевизор надо меньше смотреть, и жить настоящей, а не медийной жизнью!", - обычно бросал я в таких случаях и прекращал разговор.
У железных, решетчатых ворот терминала, через который должна была производится посадка на рейс, уже толпились люди. Среди них было много новых лиц, тех, кого я не видел в очереди у кассы. Оказалось, что билеты по брони можно было выкупать еще вчера. Этой возможностью предусмотрительно воспользовались по большей части люди старшего поколения, и пассажиры с детьми. Особенно привлекли мое внимание слепой грузинский старик в сопровождении то ли сына, то ли, скорее, племянника, и маленькая, худенькая, но бойкая армянская старушка с множеством огромных сумок-буалов с бог знает чем.
- Молодой человек, я вижу у вас мало багажа, - сказала мне она ласковым голосом, - не могли бы взять одну мою сумку на себя, чтобы мне за перевес не платить?
- Мог бы конечно, а там нет ничего незаконного?
- Нет, это все мои вещи, я еду от сына, он живет в Ростове, к сестре, в Тбилиси. Спасибо вам, молодой человек...
Две скамейки, стоящие под прямым углом друг к другу и одно дерево с не бог весть какой кроной, - вот и весь сервис для пассажиров, ожидающих посадки на рейс Сочи-Батуми под палящим солнцем, стремившимся к полудню войти в зенит. Как-то негласно место в тени было отдано старикам и пассажирам с детьми, остальные же жарились на солнце, время от времени бегая в ближайшее кафе за холодной водой. Так прошел час, потом другой, потом третий. Мужчины разделись по пояс, девушкам и женщинам оставалось обдуваться газетами и журналами. Только один слепой грузинский старик в темном пиджаке и шляпе почти неподвижно сидел на скамейке, словно бы и вовсе не чувствовал жары. Причина, по которой нас не пускали в терминал, так и осталась для меня загадкой. Наконец, около двух часов дня решетчатые ворота открылись, и мы смогли зайти в помещение терминала, в котором - о, спасение! - работал кондиционер.
- Вы не беспокойтесь, в Батуми меня встретят, мне только здесь помощь нужна, - вручая одну из своих сумок-баулов, сказала армянская старушка. В голове у меня как-то сам собой возник вопрос: а почему, собственно, ее не провожает сын, якобы живущий в Ростове, но почему-то я решил этот вопрос не задавать...
Прохождение таможенного контроля и посадка в комету прошли на удивление гладко и быстро, и уже, наверное через полчаса, молодой капитан нашего скромного судна докладывал в рацию батумскому морпорту о готовности выйти в море: "Батуми-Батуми, вызывает Экспресс-Батуми, на борту 67 пассажиров и 6 членов экипажа, готовы выйти в море. Даете добро?" Сквозь шипение рации с грузинской стороны донесся голос: "Экспресс-Батуми, Экспресс-Батуми, Батуми дает добро! Попутного ветра вам!" Двигатели заурчали и комета отчалила от пристани сочинского морпорта.
Большинство пассажиров, усевшись на свои, указанные в билетах места, так и остались сидеть на них до окончания рейса, но мне, уже минут через 10 после отплытия захотелось пройтись, ну хотя бы с тем, чтобы найти место для курения и покурить. Внутреннее пространство судна организовано следующим образом. Есть носовой салон с пассажирскими сиденьями от 1 до 29, центральный салон с сиденьями от 30 до 70, далее идет рубка с каютами команды и служебными комнатами, потом идет открытое место для курения, за которым, под лестницей, туалет, а далее следует кормовой салон, за которым уже балкон самой кормы. Увы, курить на корме строго запрещено, поскольку под ней, как объяснил мне молодой капитан, слегка смахивавший на Энрике Иглесиаса, находятся топливные баки. Билеты в кормовой салон, по-видимому продаются в последнюю очередь, во всяком случае все места в нем были свободны. Помимо обычных кресел (кажется, такие же были в самолетах Ту-134 и Ту-154), расположенных в центре кормового зала, по его периметру тянутся мягкие диваны, сидеть, а то и полулежать на которых куда удобнее, чем в авиакреслах. Но я выбрал себе другое место: на корме.
Думаю, любой человек, оказавшись в точке, из которой, куда ни глянь, видно лишь море, сливающееся с небом, всем своим нутром, всей своей сущностью почувствует глупость и иллюзорность границ и прочих условностей, не известно для чего придуманных людьми. Есть только небо, море, ты, и где-то там, далеко, земля, к которой ты и стремишься на старенькой урчащей комете, оставляющей за собой след белой пенистой воды. Это был бы момент истины, если бы не запах отработанного топлива из выхлопных труб, долетавший до кормы.

Фотоотчет о поездке



Видео Вечерний Батуми


Tags: Грузия, Сочи-Батуми
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments